Welcome to Mastersoc!

Будни Музыкального театра: вакансии, замены и дрязги со зрителями

Театральный зритель – создание терпеливое. Особенно когда дело касается фанатичной и безальтернативной преданности любимому театру . Однако любому терпению приходит конец, тем более если объект симпатии проявляет не простое равнодушие, а разбавляет его некомпетентностью и высокомерием.

Терпение поклонников Иркутского музыкального театра лопнуло после объявления об очередной замене спектакля: пятой за три недели. Зрители стерпели, когда серьёзный мюзикл «Декабристы» был заменён на поверхностную «Формулу Гайдая», недоумённо вздохнули, когда вместо мистического «Секрета её молодости» им показали бытовую комедию «Любовь и голуби», прикусили губу, когда драмеди «Один удар! Четыре мнения...» заменили на балет «Матильда».

Но когда 24 февраля вместо трагической оперы «Две королевы» была предложена к просмотру всё та же «Формула Гайдая», группа ИМТ «ВКонтакте» наполнилась гневными комментариями. Причём возмутились зрители не только количеством замен, но и их неравноценностью. Отобрали для вас наиболее яркие высказывания:

Вот это фокус! Такого сезона ужасного за всю жизнь в Иркутске не помню. Четвёртый раз сдаю пачку билетов.

Столько замен! И на спектакли, которые настолько не соответствуют изначальному(((

4 раза сдавать билеты за 4 месяца – это перебор.

Секрет заменён на голубей, Гримёрник на сватовство... Ну то ещё сочетание. Но Королев на Гайдая... Ой нет. У меня всё. Если мой голос на что‑то хоть отдалённо повлияет – хорошо. Ну нет, так нет. У вас же и так зрителей хватит. Ну поменяется аудитория вслед за руководством и нынешней политикой. Но вдруг случится чудо.

Разумеется, на возмущённые сообщения тут же отреагировали ближайшие родственницы директора театра Татьяны Мезенцевой в лице пресс‑службы, совмещённой в ИМТ с отделом по работе со зрителем. Отреагировали с извинениями, заверениями и «благодарностью за мнение», но не без доли демагогии.

Вы поняли, да? Чтобы избежать замен спектаклей, театр шьёт подушки, снижает цены (речь, по‑видимому, о крайне неудобных шести креслах перед пультом звукорежиссёров и шести за ним, действительно подешевевших на 100‑200 рублей) и устраивает квесты. Вместо того чтобы навести порядок в репертуарной политике, вопросах заменяемости актёров, координации спектаклей на большой и малой сценах, кадровой текучке.

Всё-таки главное в театре – то, что на сцене, а не в фойе и музеях между спектаклями. Помните незабвенного Жванецкого:

Смешно подходить к театру с точки зрения зрителя. На спектакли не ходят – от скуки челюсть выскакивает. А то, что режиссёр непрерывно ищет и ставит, ставит и ищет? Театр первым отрапортовал о подготовке к зиме, ни одного актёра, не занятого в спектакле. При чём тут пустой зал?

Зал ИМТ, кстати, действительно в последнее время вспоминает, что такое аншлаг, по большим праздникам. И никакие квесты с экскурсиями здесь не помогут.

Впрочем, к нелогичности рассуждений родственниц сотрудниц отдела по борьбе работе со зрителями мы уже привыкли. Однако в дискуссию с подписчиками по поводу отмены спектаклей решила вмешаться ещё одна сотрудница театра, с шашкой наголо бросившаяся на защиту чести и достоинства своего начальства.

Оставим в стороне этическую сторону вопроса вступления в перепалку со зрителями на официальной странице театра. Ладно, когда актёры на глазах у изумлённых подписчиков комментируют «косяки» авторов постов. Молодые ещё, не усвоили, что наиболее подходящая табличка на двери отдела по работе со зрителями ИМТ – афиша недавней премьеры на Малой сцене театра.

Замечательная была ситуация, кстати, как нельзя лучше демонстрирующая уровень компетентности администраторш пабликов театра.

Однако когда в споры, причём не с админами, а со зрителями, вступают сотрудники административного звена, это говорит лишь об уровне культуры на верхних этажах театра.

Кто же это такой смелый да не особо грамотный? Давайте познакомимся. Лариса Митрофанова-Лапенкова, с недавних пор заведующая литературной частью Иркутского музыкального театра.

Какое отношение выпускница иркутского политеха и Сибирской академии госслужбы, пришедшая в ИМТ в октябре 2022‑го из отдела образовательных организаций и делопроизводства регионального министерства культуры, имеет к литературе и драматургии? Это не к нам вопрос, сами в шоке.

Впрочем, понятия профильный сотрудник и профессионализм в руководстве ИМТ давно не в моде. В театре главенствует кумовство, а его литературная часть уже давно превратилась в приют подруг директора, главная задача которых, судя по соцсетям, – «тусить» и фоткаться.

Казалось бы, если ты пристроилась на тёплое местечко не по профилю и образованию, лучше сидеть и не высовываться. Однако Ларисе Владимировне сия житейская мудрость пришлась не по размеру.

Усугубляет ситуацию, что пост Митрофановой-Лапенковой полон не просто предвзятой демагогии и некомпетентности, а откровенной лжи.

Давайте по порядку (орфография и пунктуация заведующей литературной частью сохранены).

Я считаю этот театральный сезон одним из лучших «за всю жизнь в Иркутске».

Мы даже не будем вспоминать более лучшие сезоны. Просто уточним, чем именно этот сезон «один из лучших за всю жизнь»? Тем, что его начало погрязло в затянувшейся реконструкции? Или тем, что снят с репертуара и сейчас ютится по клубам полюбившийся зрителям «Гримёрник»? Или рекордным числом вакансий? Или увольнением профессиональной команды звукорежиссёров? Или тем, что численность труппы выросла до полусотни, а спектакли играть некому? Или бесчисленными заменами, отменами и переносами?

А может, тем, что впервые за много лет в афише нет рок‑опер? Кстати, не заведующая ли литературной частью должна решать вопросы с авторскими правами, из‑за которых «подвисли» показы «Юноны» и «Авось» и «Иисуса Христа»? А, Лариса Владимировна? Не хотите направить свой пыл в это русло? Раз уж у вас «лучший» сезон.

Перечень вакансий на сайте театра

«Замены спектаклей происходят во всех театрах страны, поверьте, по уважительным причинам, прежде всего по болезни артистов, как происходит и в нашем театре!»

Хорошо. Не поленимся и посмотрим, как часты замены спектаклей в соседних музыкальных театрах. Алтайский музыкальный – три с начала сезона. Новосибирский музыкальный – одна с начала сезона. Красноярский музыкальный – ноль (!) с начала сезона. Иркутский музыкальный – шесть за два последних месяца. И это мы ещё не учитываем несколько отмен и более десяти переносов, о которых писали осенью.

Формула скандала. Иркутский музыкальный отменил главную премьеру осени

Так что там в других театрах, Лариса Владимировна? Или в Красноярске меньше болеют? Вряд ли. Может, нет Малого зала? Увы, есть. Меньше играют спектаклей? Тоже мимо: со вторника по воскресенье, на двух сценах. Репертуар публикуется на короткий срок? Не поверите, на май билеты давно продаются. Больше труппа? Вот здесь сюрприз: труппа в Красноярском музыкальном – 30 человек. А в Иркутском? Правильно, 49.

Заколдован этот Красноярск, что ли? Отнюдь нет. Просто директор Ольга Романова – на своём месте, худсовет состоит из профессионалов и главный дирижёр – не самодур. А когда в руководстве порядок и нюансы просчитываются наперёд, грамотно задействуется труппа и укомплектованы технические цеха, то и накладок не возникает.

Артисты также как и Вы, и я болеют и было бы не гуманно, с нашей стороны заставлять их выходить на сцену и играть, петь с температурой, чихающих и хрипящих, чтобы спектакль «Две королевы» увидели наши любимые зрители. Могу себе представить, что Вы тогда напишете, когда увидите больного артиста на сцене.

Про Фому и Ерёму помните поговорку? Вот это отсюда. Когда в посте написано про «технические причины», а зрителей «лечат» за больных актёров. Не знаем истинной причины, но есть подозрение, что «Две королевы» были отменены не из‑за проблем со здоровьем актёров, а из‑за вот этой вакансии:

Да и предыдущие замены случились не только «по болезни», завлиту ли этого не знать.

Что касается «больных актёров на сцене», так видели на днях своими глазами. Аккурат когда пришли на «Декабристов», а их заменили на «Формулу Гайдая» с простывшим Станиславом Грицких в одной из главных ролей. Ещё ставки в антракте делали, кто вместо него во втором акте петь будет. Угадали, кстати.

Или когда больному актёру надевают на шею бандаж, якобы так задумано по сюжету, – это уже не считается негуманным поступком со стороны руководства?

Так что, дорогая Лариса Владимировна, все ваши аргументы – мимо кассы. Все до единого. Конечно, публика в большинстве своём – дура. Но в дискуссии с вами, причём с совершенно оправданными претензиями, участвовали одни из лучших и адекватных представителей поклонников театра, которым судьба этого самого театра небезразлична.

Вступать со зрителями в публичную перепалку и «абсолютно не поддерживать» их – не самая лучшая затея для работника театра. Вы, может, удивитесь, но театр – для них, а не для вас. Как бы вам и вашим подругам ни было прискорбно это осознавать.

Фото: vk.соm/irkutskmusicaltheater, imt38.ru, vk.соm/mitrofanova_lora




Экспертно

Поиск

Теги